August 12th, 2018

Павел Астахов предложил ввести смертную казнь за изнасилования и убийства.

Социологи, изучающие статистику тяжких преступлений, однозначно заявляют, что смертная казнь никак не влияет на уменьшение преступлений, это проблема воспитания, а не наказания.
Задумайтесь: преступниками не становятся в одночасье, это длительный процесс разрушения личности, и начинается он с детства, когда ребёнок неосознанно ищет пределы допустимого, и в первые годы его жизни всё зависит от родителей, от их психологических, и просто - человеческих способностей.
В пору юности роль семьи в воспитании ребёнка ослабевает, и эстафету принимает уже общество.
Или не принимает.
Обратите внимание, что в большинстве случаев, российское общество безразлично к первым знакам нравственного неблагополучия молодой личности, и видя эту общественную пассивность, которая фактически является молчаливым поощрением, юный преступник утверждается в мысли действенности насилия, как эффективного средства коммуникации с внешним миром.
Дальше - больше, и с каждым новым фактом общественного безразличия, подросток совершает всё более тяжкие преступления, пока однажды не покушается на чью-то честь или жизнь.
И вот только тогда, общество, до этого много раз видевшее нравственное падение юной души, вдруг обвиняет - не себя, молча поощрявшего мелкие правонарушения подростка - а его самого!
Где логика?
Разве преступник прилетел с другой планеты?
Разве он не вырос среди обвинителей?
Почему они молчали раньше?
Каждому разумному человеку ясно, что вина общества очевидна, и оно не имеет морального права всю вину возлагать только на преступника, и не отрицая его вины, бОльшую её часть общество обязано взять на себя.
Людям необходимо усвоить простую истину: не они давали жизнь - не им её отнимать.
Обратите внимание, что великие личности, имеющие авторитет в мире, все выступают против смертной казни, и обратный пример, когда обычные люди, не дающие себе труда развиваться как личность, выступают за введение смертной казни.
Ценность человеческой жизни прямо пропорциональна личностному развитию человека; когда наёмный убийца убил возлюбленную царя Соломона, он мог бы предать убийцу страшной смерти, но он, внутри себя страшно переживая утрату, лишь спокойно спросил: "- Кто принудил тебя?"
Обратите внимание - он не обвиняет - он пытается понять.
Пытаться понять, чтобы не допустить повторения тяжких преступлений - вот чего остро не хватает российскому обществу.
Вспомните, как толпа кричала: " - Распни!", а на вопрос Понтия Пилата, "- Какое зло сделал этот человек?" - толпа закричала ещё громче: "- Распни!!"
Толпа не желала понимать - она жаждала крови.
И нет никакой разницы между преступником и невинно осуждённым - важна жажда толпы отнять чужую жизнь.
У не желающих думать и понять первопричину преступлений - проблемы решаются просто.
Им так кажется.
Правда, тяжкие преступления почему-то не прекращаются, и в странах , в которых действует смертная казнь, их число даже не уменьшается.
Но больному обществу этого и не нужно - ему нужно казнить очередную - жертву - его - общества - безразличия.