nikolauss (nikolauss) wrote,
nikolauss
nikolauss

«И курок не смогу над виском нажать…»

Самоубийство - тягчайшее преступление против жизни, и доказательство слабости личности.
Как и во всех поступках, на первом месте стоит мотив самоубийства, а не само действие, так как, одно и то же действие, может быть вызвано разными, иногда - противоположными мотивами.
Если нравственно слабые люди совершают суицид в состоянии аффекта, то сильные духом - в ясной осознанности, в ясном уме и твёрдой памяти, без отчаяния и обвинений, в состоянии полного покоя ума, как правило, к такому уходу из жизни прибегают весьма просвещённые личности, умудрённые жизненным опытом, их отличие от слабых людей в том, что своим добровольным уходом они не бегут от проблем, а наоборот - их задача в этом мире полностью выполнена, и их уход - новая ступень развития, к новым задачам самореализации.
Таких людей очень и очень мало, даже в масштабах всей планеты, поэтому, человек, задумавший уйти их жизни, должен спросить себя: все ли проблемы собственного развития им решены? Будет ли кому заботиться о его родных и близких после его ухода? Не принесёт ли он им своим уходом страданий ?
Есть притча об одном молодом монахе: он был очень красив, и в него влюбилась девушка, а он, давший одет безбрачия, и твёрдо решивший не нарушать его, жестоко страдал от того, что не может разделить чувств девушки. И вот однажды, когда его страдания были очень велики, он бросился под поезд.
Когда молодые монахи спросили своего наставника, правильно ли поступил самоубийца, и что с ним будет в следующем воплощении, учитель ответил, что по неопытности монах совершил ошибку - в новом воплощении жизнь снова создаст ему подобную ситуацию, чтобы он прошёл через неё, и сделал из этого урока правильный вывод.
Есть известное выражение, что всё, что выпадает на долю каждого человека, ему дано преодолеть, или иначе: жизнь на даёт человеку таких испытаний, которые он не мог бы преодолеть - всё в его силах, и бегство от жизни - лишь отсрочит решение проблем, не решив их, и непройденные уроки жизни будут переходить из воплощения в воплощение - пока урок на будет усвоен.
Человеку следует чётко осознать, что суицид - непродуктивен, но в том и проблема, что большинство самоубийц - в момент самоубийства контролировать себя неспособны - у них нет силы воли, и самой воли к жизни, и в такой ситуации человек остаётся один на один с иллюзиями своего больного сознания.
Успокоиться - самое главное, что необходимо сделать, когда приходят мысли о суициде, как только ум становится спокойным - находится выход из ситуации, и человек осознаёт, что стоял на краю пропасти.
Надо уметь радоваться жизни в каждом её проявлении, одинаково благодарно принимая обе стороны синусоиды Жизни, её тяготы никуда не исчезнут, но произойдёт самое важное: изменится отношение к ним человека, а в его сознании поселятся покой и гармония.

Оригинал взят у sofialexandrova в «И курок не смогу над виском нажать…»

(В. Маяковский «Лиличка!»)

Здравствуйте. Уже несколько лет задаюсь вопросом, к сути которого хочу перейти через небольшой рассказ-пояснение.

По студенческому долгу познакомилась с произведением Германа Гессе «Степной волк». Нужно отметить (а кому-то напомнить), что главный герой романа Гарри Галлер — «гений страдания. <> Почва его пессимизма — не презрение к миру, а презрение к себе самому, ибо, при всей уничтожающей беспощадности его суждений о заведенных порядках или о людях, он никогда не считал себя исключением, <> он ненавидел и отрицал себя самого в первую очередь...»

Собственно, раскрывает сущность Галлера и встроенный в повествование «Трактат о Степном волке» с подзаголовком «Только для сумасшедших». Этот трактат поразил меня тем, что в нем были точно такие же мысли и идеи, которые появились у меня где-то за полгода до прочтения романа, и с тех пор прочно утвердились как убеждения. Одна из главных идей трактата заключается в том, что существует некий тип личности, название которому — «самоубийца». Такой человек при этом вовсе не обязательно должен пытаться наложить на себя руки (тем более речь не идет о тех, кто уже лишил себя жизни). Люди этого типа просто склонны к размышлениям о самоубийстве как о крайней мере, как о запасном выходе, они находят в этих мыслях утешение в духе: «Если будет совсем плохо и невыносимо, я смогу разом покончить с этим». Более того, для них характерно восприятие самоубийства как греховного действия, действия слабака, так что, вероятнее всего, на реальное самоубийство такие «самоубийцы» не пойдут.

Так случилось, что в одной из довольно стрессовых ситуаций, неотъемлемым атрибутом которых для меня зачастую является грусть, тоска и разочарование в себе, я действительно смогла успокоить себя мыслью о том, что, окажись я в невыносимом положении без смысла личного существования, я смогу прервать его (к слову, я живу в прекрасной семье, в атмосфере любви и доверия, и, как единственный ребенок, я считаю, что должна жить, пока живы мои родители). Успокоившись и заново раскрутив мысль о столь крайней мере, я почувствовала страх и поняла, что вряд ли это сделаю. Но такое волнообразное настроение с переходами от «так решили все свои проблемы Владимир Маяковский и Хантер Томпсон» до «нельзя упускать уникальный шанс уникального бытия» по-прежнему со мной.

А вопрос мой заключается в следующем: насколько нормально успокаивать себя мыслью о возможности самоубийства (учитывая, что за реальную, но неуспешную попытку самоубийства человека ставят на учет в психиатрической клинике)? Да и, честно говоря, не совсем понятно, почему добровольный уход из жизни вообще принято считать результатом психических отклонений, а не проявлением свободы воли?


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments