nikolauss (nikolauss) wrote,
nikolauss
nikolauss

Мудрость Востока: исламская банковская система с человеческим лицом.

Оригинал взят у chbarach в Исламская банковская система с человеческим лицом.
Деятельность исламских банков основана на совершенно другой философии, чуждой среднему европейцу и американцу. Выполняя те же функции, она делает это совершенно по-другому. Приведу два примера:


Ливанский беженец воз¬вращается на родину. Его скудных сбережений не хватит, чтобы восстановить раз¬рушенный отчий дом и начать собственное дело. У него нет имущества, которое он мог бы предложить в качестве залога под кредит, но есть нечто более цен¬ное — репутация честного, рабо¬тящего и набожного человека. После долгих бесед с банкиром и поручительства имама местной мечети вчерашний беженец по¬лучает взаймы деньги, чтобы ку¬пить грузовик и заняться пере¬возкой фруктов.
Крупный коммерсант из Ма¬лайзии понес большие потери из-за недавнего экономического кризиса и валютного краха, но банк, финансировавший его внешнеторговые сделки, взял на себя убытки, рассудив, что в них нет вины клиента. При этом вкладчики банка скрепя сердце смирились с тем, что в кризис¬ный год не смогут получить до¬ход по своим вкладам.
В развитых странах Запада по¬добные ситуации были бы прос¬то невозможны. Банк, кредито¬вавший погоревшего коммер¬санта, скорее всего, сделал бы его банкротом либо выдал новый безнадежный кредит для выпла¬ты процентов по старому. Бед¬няк, не имеющий залога, скорее всего, вообще не получил бы зай¬ма. Ведь даже в такой развитой стране, как Италия, десятки ты¬сяч мелких предпринимателей из-за недоступности банковско¬го кредита вынуждены обра¬щаться к связанным с мафией ростовщикам, чтобы получить заем под кабальные проценты.
«Человечные» финансисты, не требующие от клиентов залога и способные простить ему долги, работают в так называемых ис¬ламских банках — финансовых институтах, действующих на ос¬нове принципов мусульманской религиозной этики, в корне от¬личающейся от устоев западной банковской системы.
В настоящее время только в трех государствах — Пакистане, Иране и Судане – банковская система целиком функциониру¬ет на основе принципов шариа¬та. Однако сообщество ислам¬ских банков является наиболее быстро растущим сегментом фи¬нансового сектора всего Ближ¬него Востока. По данным Меж¬дународной ассоциации ислам¬ских банков, сегодня в 35 стра¬нах (включая Россию) функцио¬нируют приблизительно 200 та¬ких кредитных учреждений. В последние два года наблюдает¬ся стремительный рост ислам¬ских банков в странах Персид¬ского залива, стабильное разви¬тие этого сектора продолжается и в странах Юго-Восточной Азии, прежде всего в Малайзии.
В настоящее время общая сум¬ма активов, управляемых на ос¬нове принципов шариата, сос¬тавляет, по разным оценкам, от 100 до 160 млрд долларов. По ми¬ровым меркам это немного — значительно меньше, чем акти¬вы одного крупного японского или американского банка. Одна¬ко динамика развития исламских банков, особенно в последние годы, свидетельствует о том, что у них большое будущее: ежегод¬ные темпы роста в этом секторе составляют 10—15 процентов. Уже сейчас в Кувейте в ислам¬ских банках размещено от чет¬верти до трети всех сбережений населения. Ненамного отстает в этом отношении Малайзия.
Главной особенностью ислам¬ских финансов является отказ от того, на чем основана общепри¬нятая, западная финансовая сис¬тема, — ссудного процента. Это не означает превращение ком¬мерческих займов в благотвори¬тельные. Вознаграждение соб¬ственнику капитала не должно принимать форму выплаты зара¬нее установленной суммы, га¬рантированной вне зависимости от доходности предприятия, как это происходит в случае взима¬ния процента. Согласно нормам исламской этики, праведно лишь то богатство, источником кото¬рого являются собственный труд и предпринимательские усилия его владельца, а также наслед¬ство или дар. Кроме того, при¬быль является вознаграждением за риск, сопутствующий любому деловому предприятию.
Исламские экономисты дают различные рациональные обос¬нования запрета ссудного про¬цента, делая акцент на его эк¬сплуататорском характере и под¬черкивая роль банковской сис¬темы в провоцировании эконо¬мических кризисов. Однако в ко¬нечном счете отказ от процента, как и выполнение заповеди, яв¬ляется актом веры. Как и любую сферу жизни мусульманина, фи¬нансовую деятельность регла¬ментирует священное писание мусульман — Коран, а также свод правовых и религиозных норм — шариат.
Основными понятиями Кора¬на, описывающими то, чего в своей финансовой практике дол¬жен избегать мусульманин, явля¬ются риба и гарар. Риба(дослов¬но «излишек») — любое неоп¬равданное приращение капита¬ла при займе или в торговой сделке. Это такой же тяжкий грех, как и гарар — намеренный риск, выходящий за рамки неиз¬бежной случайности. Большин¬ство исламских ученых считает, что понятие «риба» означает не только высокий, ростовщичес¬кий, но и любой ссудный про¬цент, в то время как под опреде¬ление «гарар» попадает любая спекулятивная операция.
Мусульманин не должен забы¬вать, что все земные блага — это дар Аллаха, который является их истинным собственником. Вве¬ренные человеку производитель¬ные ресурсы должны работать на благо всего общества. Согласно шариату, деньги, не вложенные в дело, подлежат обложению благотворительным налогом в пользу бедных и немощных. В случае, если человек сам не способен пустить деньги в обо¬рот, он должен вложить их в чу¬жое предприятие, получив долю в его доходах. Известно, что сам пророк Мухаммед был удачли¬вым купцом, в его торговые опе¬рации вложила средства богатая вдова Хаджия, которая впослед¬ствии стала его женой. Финансо¬вые операции, которые совершал более полутора тысяч лет назад основатель ислама, носят те же названия и основаны на тех же принципах, что и виды финан¬совых услуг, которые предлагают современные исламские банки в Манаме, Куала-Лумпуре и лон¬донском Сити.
Вместо процента исламские банки могут предложить вклад¬чику право на участие в доходах предприятия, в которое вложены его деньги. При одном обязатель¬ном условии — вкладчик должен разделить и возможные убытки.
Исламские банки открывают для клиентов три вида счетов. Во-первых, это текущий счет, ус¬ловия которого практически не отличаются от условий открытия таких счетов в западных банках. Проценты по нему не выплачи¬ваются, клиенту гарантируется возвращение суммы вклада в лю¬бой момент.
Второй тип счета — сберега¬тельный. Его владелец не имеет права на участие в прибылях, од¬нако администрация с целью привлечения вкладчиков может по своему усмотрению выплачи¬вать им премии в зависимости от прибыльности банка. Сберега¬тельный вклад не является сроч¬ным, его номинальный размер также гарантирован. Средства, привлеченные по сберегатель¬ным вкладам, банк старается вкладывать в малорискованные операции, как правило, в финан¬сирование торговых сделок.
И наконец, третий вид сче¬та — инвестиционный. Его вла¬делец имеет право разделить с банком его прибыль или убытки по схеме profit and loss shar¬ing (PLS). Вкладчики получают доход по своим вкладам, кото¬рый, как правило, сопоставим с процентом в обычных банках. Однако доход этот не гарантиру¬ется, не гарантирован и сам ка¬питал, так как убытки банк ком¬пенсирует за счет средств на ин¬вестиционных вкладах. В случае, если банк распорядился сред¬ствами клиента не вполне про¬фессионально, тот в судебном порядке может потребовать ком¬пенсации.
Таким образом, рекомендован¬ным исламской доктриной мето¬дом мобилизации денежных ре¬сурсов, в том числе и для банков, является долевое финансирова¬ние (equity finance) — привлече¬ние средств за счет участия ин¬вестора в акционерном капитале. Приращение капитала не может происходить в сфере денежного оборота, в его основе должны ле¬жать сделки, касающиеся реаль¬но существующих товаров и ус¬луг. Деньги сами по себе не могут приносить новые деньги, капи¬тал должен использоваться в про¬изводительных целях.
Многие экономисты указыва¬ют, что в долевом финансирова¬нии кроются значительные пре¬имущества. В западной экономи¬ке размер ссудного процента, за¬висящего в свою очередь от уста¬новленной Центробанком учет¬ной ставки, диктует условия для развития реального сектора. В исламской финансовой систе¬ме доход по вкладам зависит от прибыльности акций компаний, в которые банк вложил капитал вкладчиков. Таким образом, ди¬намика развития реального сек¬тора способствует установлению благоприятного инвестиционно¬го климата и эффективному рас¬пределению финансовых ресур¬сов в пользу наиболее успешных отраслей экономики.
Финансирование по исламской модели может покончить с зависимостью ре¬ального сектора от интересов банковского капитала, характер¬ной для системы, основанной на ссудном проценте. Денежные активы создаются как ответ на инвестиционные возможности в реальном секторе, поэтому именно реальный сектор опре¬деляет ставку дохода в финансо¬вом секторе, а не наоборот. Таким образом, уже не банки будут за¬давать реальной экономике темп развития, а производительный сектор начнет создавать для се¬бя благоприятный инвестицион¬ный климат.
В исламской системе многие перспективные проекты, кото¬рые обычные банки отвергли бы из-за отсутствия залога, могут получить финансирование на ос¬нове участия в прибылях. Одна¬ко в реальности мелкие и сред¬ние предприниматели, создаю¬щие основную часть ВВП араб¬ских стран и составляющие боль¬шую часть клиентской базы бан¬ков, испытывают трудности в по¬лучении кредитов на основе раз¬деления прибыли из-за слишком сложного и трудоемкого меха¬низма оценки проекта. Исламский банкир принима¬ет решение о предоставлении займа на основе изучения пер¬спектив проекта, предложенно¬го для реализации, а также дело¬вых качеств клиента. В большин¬стве случаев от него не требуют предоставления залога. Это соз¬дает опасность махинаций как со стороны клиента, так и со сторо¬ны администрации банка. При операции на основе участия в прибылях клиент может попы¬таться сфальсифицировать от¬четность и скрыть от банка ре¬альные доходы проекта. При фи¬нансировании торговой опера¬ции по схеме мурабаха (выплата в рассрочку основной суммы займа и наценки «за обслужива¬ние») клиент может испытать ис¬кушение нажиться за счет задер¬жки платежей.
Для нейтрализации подобных рисков разработаны специаль¬ные процедуры, во многом сходные с практикой западных банков, которые тоже нередко страдают от злоупотреблений. Главным методом борьбы с ма¬хинаторами является тщатель¬ный аудит всех операций пред¬приятия-клиента. Ни один из членов руководства исламского банка не имеет права единолич¬но признать убытки, показан¬ные в отчетности предприятия, финансируемого банком. Для этого необходимо коллегиаль¬ное решение всего состава прав¬ления банка. Если проект не достиг запланированной при¬быльности, специальный неза¬висимый комитет изучает ба¬ланс предприятия. Если же сок¬рытие доходов установлено, клиент выплачивает недостаю¬щую сумму в принудительном порядке. Банк может использо¬вать свои права акционера для замены недобросовестных ме¬неджеров предприятия. В особо тяжелых случаях банк отзываесвои средства, и компания-на¬рушитель вносится в «черный список». В случае просрочки платежей дело передается в суд, который обязывает клиента выплатить необходимую сумму плюс оговоренный в первона¬чальном контракте штраф.
Серьезные проблемы возник¬ли при переходе к исламской системе в связи с финансирова¬нием государственных расходов за счет внутреннего долга, так как выпуск процентных облига¬ций стал невозможен, В Иране, например, даже после перехода к беспроцентной банковской системе финансирование гос¬долга по-прежнему продолжа¬лось за счет кредитов, которые центральный банк предоставлял национализированным коммер¬ческим банкам на основе фикси¬рованной ставки процента. Ком¬мерческие банки, в свою оче¬редь, на льготных условиях пре¬доставляли займы предприяти¬ям госсектора.

Положение изменилось после того, как администрация прези¬дента Хатами приступила к эко-номическим реформам. В 1995 году иранское государство начало выпуск специальных ис¬ламских облигаций, основанных на принципе PLS: в ходе плани¬руемой приватизации облигации будут обращены в акции бывших государственных предприятий. Мобилизованные в результате займа средства будут использова¬ны для их реформирования и мо¬дернизации, а доходность обли¬гаций будет определяться прибы¬лями компаний, включенных в фонд, служащий для обеспече¬ния госзайма. При выпуске обли¬гаций бьш использован опыт Ма¬лайзии, где подобные ценные бу¬маги появились еще раньше.
Несмотря на то что в теории наиболее желательным видом операций для исламских банков является долевое финансирова¬ние проектов, в реальности большая часть портфеля акти¬вов приходится на краткосроч¬ное финансирование торговых сделок, при котором банк полу¬чает прибыль за счет наценки за обслуживание (мурабаха). Кон¬центрация на краткосрочных активах нежелательна не толь¬ко потому, что не создает доста¬точных стимулов долгосрочно¬го экономического развития, но и потому, что подозрительна с религиозной точки зрения: опе¬рация мурабаха во многом на¬поминает процентную ссуду
По мнению экспертов, причина кроется в недостаточном развитии вторич¬ного финансового рынка. Активный рост в послед¬ние годы исламского рынка ак¬ций, бурное развитие исламских инвестиционных фондов и появ¬ление новых финансовых ин¬струментов создают предпосыл¬ки для перемен.
Сейчас исламские банки предлагают краткосрочные ин¬струменты с доходностью пять-шесть процентов. В перспективе же осуществить „квантовый ска¬чок", перейдя к средне- и дол¬госрочным продуктам с доход¬ностью в пятнадцать, двадцать и даже тридцать процентов в сфе¬ре проектного финансирования и рискового капитала.
По мнению многих специа¬листов, из опыта исламских банков западная финансовая система может извлечь для се¬бя важный урок: эгоистические интересы банковского сообщес¬тва не должны становиться удавкой на горле реального сек¬тора, а решения о финансирова¬нии проектов должны прини¬маться не на основе предвкуше¬ния призрачной спекулятивной сверхприбыли, а на основании ответственной оценки перспек¬тив его прибыльности. Автори¬тетный орган западных деловых кругов журнал Economist писал по поводу исламской финансо¬вой операции мушарака (учас¬тие банка в прибылях и убытках предприятия): «Некоторые лю¬ди на Западе находят эту идею привлекательной. Она дает то¬му, кто предоставляет деньги, сильный стимул удостоверить¬ся, что при помощи своих денег он создает действительно неч¬то ощутимое. Как жаль, что за¬падные банки не имели такого стимула, когда принимали мно¬гие из своих решений об инвес¬тициях на протяжении 70-х и 80-х годов. Мушарака также подчеркивает разделение ответ¬ственности между всеми поль¬зователями денег.
В наше время далеко не все финан¬совые структуры Ближнего Вос¬тока оперируют с оглядкой на ша¬риат. Королевские семьи Саудов¬ской Аравии и Кувейта размеща¬ют свои капиталы на западных финансовых рынках, крупнейшие арабские финансово-промыш¬ленные группы используют за¬падные методы бизнеса. Финан¬совые учреждения западного ти¬па появились в исламских стра¬нах е конце прошлого века — в основном как отделения крупных банков европейских метрополий. Однако их деятельность ограни¬чивалась в основном экспортно-импортными операциями инос¬транных компаний. Местное тор¬говое сообщество из национа¬листических и религиозных сооб¬ражений избегало услуг запад¬ных банков. Процессы модерни¬зации в экономике заставили бизнесменов-мусульман откры¬вать текущие счета в банках для проведения расчетов, однако многие из них по-прежнему отка¬зывались делать процентные де¬позиты и брать кредиты. Поэто¬му с конца 40-х годов ряд ислам¬ских экономистов начинает тео¬ретическую разработку финансо¬вой модели «исламского капита¬лизма», исключающей ссудный процент.
Конкретная история исламско¬го банковского дела берет нача¬ло в 60-е годы. Первый ислам¬ский сберегательный банк был основан в 1963 году в Египте, но просуществовал он недолго.
В 70-е годы развернулась прак¬тическая работа по созданию ис¬ламских финансовых институтов. В 1974 году Организация ислам¬ских государств приняла реше¬ние о создании межгосудар¬ственного Исламского банка раз¬вития, для того чтобы финанси¬ровать экономические и социаль¬ные программы на основе прин¬ципов шариата. В 1975 году был создан коммерческий Dubai Islamic Bank. Среди центральных фигур, которые стояли у истоков становления исламских банков, следует назвать члена королев¬ской семьи Саудовской Аравии принца Мохамеда аль-Фейса-ла, ныне главу группы Faisal Finance/DarAI Mal, а также шейха Салеха Камеля, основателя группы Albaraca. В 1977 году два банка группы Faisal открылись в Египте и Судане. В 1979 году был основан первый в Бахрейне ис¬ламский банк.
Психологические предпосылки возникновения исламских банков создал процесс «исламского воз¬рождения», то есть усиление при¬верженности традиционному ис¬ламу среди широких слоев насе¬ления Ближнего Востока (его кульминацией была революция имама Хомейни в Иране). Мате¬риальные предпосылки для воз¬никновения исламских банков создал нефтяной кризис 1973 го¬да, когда на Ближний Восток в ре¬зультате резкого повышения цен на нефть хлынул поток нефтедол¬ларов.
Приток средств клиентов из числа религиозных мусульман позволил исламским банкам соз¬дать значительные пассивы, од¬нако эмбриональное состояние исламского рынка капиталов не позволяло их полностью задей¬ствовать. В 80-е годы главной целью исламских банков было накопление опыта пассивных операций, стандартизация мето¬дов финансирования и инвести¬рования.
В начале 80-х годов начинает¬ся активный рост исламского банковского дела в Юго-Восточной Азии. Еще в 1963 году в Ма¬лайзии был основан благотвори¬тельный фонд, который привле¬кал сбережения мусульман, со¬биравшихся совершить паломни¬чество в Мекку. Впоследствии на его основе возник один из круп¬нейших в мире исламских инвес¬тиционных фондов Tabung Haji. Бурный рост исламского банков¬ского сектора в Малайзии начал¬ся после 1983 года в рамках по¬литики властей по повышению уровня жизни мусульманского большинства. Кроме сугубо эко¬номических эта политика имела и внутриполитические причи¬ны — хотя мусульмане составля¬ют 75 процентов населения Ма¬лайзии, большую часть капита¬лов частного сектора контроли¬руют этнические китайцы.
Последнее десятилетие стало для исламских банков временем быстрого развития и инноваций в области пассивных операций. Клиентская база по-прежнему растет, но нынешние вкладчики хотят, чтобы их вложения были не только правильными с точки зре¬ния религии, но и приносили до¬ход. Идет активное создание ис¬ламских инвестиционных банков и фондов нового типа, занима¬ющихся управлением активами, пакетами акций, вложениями в недвижимость. Исламские ин¬вестиционные банки действуют на рынке лизинговых операций и рискового капитала. Тем более что ближневосточным банкам приходится бороться за клиентов с гигантскими западными конку¬рентами, которые активно открывают исламские подразделения.

При подготовке этой работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments